andrew01"КРИМИНАЛ В НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ", январь 2002 Иной раз Андрея Шестакова принимают за архангела Гавриила, но напрасно люди на него крестятся. Андрей обычный человек, если не считать его профессии - промышленный альпинист.

- Андрей, лучше гор могут быть только горы, с обычными альпинистами все понятно... Но вас-то что тянет на дома, краны и трубы?

- Как ни странным это может показаться, но среди промышленных альпинистов полным-полно людей с высшим образованием. Я консерваторию нижегородскую заканчивал, в моей бригаде работал кандидат философских наук, ныне преподает в вузе. Актер одного из нижегородских театров до сих пор по верхотуре лазает; институт иностранных языков много кадров нам дал. Так что не удивляйтесь, немногословный человек из рекламы "Рондо" мог свободно изъясниться с дамой по-французски.Наше дело какая-то отдушина для тех, кто по каким-либо причинам не может работать по специальности. Раньше я преподавал в музыкальной школе. Вроде все нормально, сидят детишки, ты учишь их играть, но понимаешь, что бедняг собрали в классе насильно, они бегать хотят. Чтоб так работать, нужна упертость, я ушел. Моя нынешняя работа не Бог весть какая романтика, но ощущение свободы дает. По крайней мере, играть для души сейчас легче. К тому же наша работа неплохо оплачивается. Ведь не на облаке же мы живем.

- Как работается на высоте, ведь в случае чего у вас парашюта нет?

- В высотники меня позвал друг-музыкант. Сказал, есть возможность подкалымить, и я не отказался, потому как не знал, что боюсь высоты. Наверное всю первую рабочую неделю я катался на каретке, привыкал. Страшно было... сейчас даже вспоминать не хочется. Но если решил работать на высоте, все страхи нужно подавить, хотя некоторые люди так и не могут справиться с собой.

- А ты? Есть фирменное заклинание?

- Под тобой небольшое сиденье со спусковым устройством, подвешенное на двух веревках. Если правильно пристраховаться, завязать все узлы, ты не свалишься. Страховка не подведет, удержит, если сорвался. Она и больше чем человеческое тело выдержит. Когда это понимаешь, страхи уходят. Все это нехитрое приспособление - твое рабочее место, а что по поводу него волноваться.

- Ну не знаю... Ладно летом, а зимой?

- Человек привыкает ко всему. Один из моей бригады постоянно плеер на высоте слушает, знойную музыку - согревается? Зима - самый сложный период: пронизывающий холод и ветер. Помню в Печерах работали на высотке, за угол дома выносило метра на два от своей оси. Но, что поделаешь, трудности есть у всех. Несмотря ни на что, работа приносит удовольствие. Мы настоящие строители, любим видеть то, что сами создаем.

- А кто ваши заказчики?

- Предприятия, которым нужно красить металлоконструкции, ремонтировать трубы, кстати это один из самых сложных объектов. Помню одну 90-метровую (это три девятиэтажки) трубу, полдня краску на нее таскаешь, карабкаясь по железным скобам с рюкзаком за плечами и только полдня работаешь. Много заказов дают жилищники. В Нижнем, как и в любом другом городе, жилой фонд изношен. Ухода требуют все дома: от хрущевок до элитных.

- Я слышал, есть проблема панельными девятиэтажками. В трещины между их блоками заливается вода, подтачивающая ржавчиной арматуру. Если трещины не замазывать, дом сложится как карточный домик?

- Теоретически да, но на практике это вряд ли возможно. Трещины регулярно заделывают. Собственно на таких заказах лет двадцать назад, когда появились панельки и развился промышленный альпинизм. Ведь работа человека на двух веревках гораздо дешевле, чем подъемник.

- Ты обмолвился о том, что элитные дома тоже не в идеальном состоянии. Вроде рано им "болеть"?

- Их нужно "лечить" не меньше, чем панельные, особенно первые, строившиеся в начале девяностых. Тогда появилось много новых материалов, а технологии еще не отработались. Все изъяны домов мы видим как никто другой.

- А какие дома более опасны?

- Для жильцов зависит от общего состояния дома. На крышах таких домов скопилось много мусора. В стенах полно кирпичей, держащихся на липочке, полуотвалившейся штукатурки. Прохожим я советую остерегаться сталинского фонда. Однажды я работал на крыше, решил привязаться к башенке, только дотронулся до нее, с вершины скатился каменный шар с куском проржавевшей арматуры. Ладно еще не поймал это "ядро", мог бы вместе с ним ухнуть вниз.

- Круто! А весело на высоте бывает?

- А как же! Представь, живут люди спокойно и вдруг к их дому мужики с веревками какими-то приезжают. Пусть на нашу долю достается ругань в адрес коммунальщиков, хотя мы к ним никакого отношения не имеем, но доброго больше. В Нижегородском районе 30 декабря, холодно, работали на доме, так одна добрая женщина подала прямо в окно чашку горячего бульона.

- И ничего крепче?

- Предлагают конечно. Вишу около окна, а за стеклом свадьбу гуляют, шампанское, вино. Но на работе мы ни-ни. Высотникам, как и саперам, ошибаться нельзя. Вот кофе, чай на высоте - пожалуйста, никогда не откажемся.

- А как в рекламе, увидев человека в окне, вазы не бросают?

- Без этого обходится. Но некоторые, особенно бабушки, не ожидая, что с такой высоты к ним заглянут, боятся. Старушки смотрят на нас, шепчут молитвы. Одна сказала "Архангел Гавриил пожаловал". Стараешься не реагировать, сделаешь каменное лицо, и работаешь. Бывает другое, висишь, а человек выйдет на балкон, про жизнь свою расскажет.

Но самая бурная реакция на меня была у Олега Табакова, когда он со своей "Табакеркой" репетировал спектакль в Нижегородском театре комедии. Меня как раз позвали проверить, не забыли ли в вентиляции тулуп, воздух проходил у них слабо. Только я собрался опускаться на 20 метров, а заказчики говорят: "Извини, брат, забыли предупредить, что потом тебе придется подниматься по этой же трубе".

А у меня снаряжения для подъема при себе нет, но отступать поздно. Возвращался, упираясь в гладкие, промасленные стены шахты, целый час потратил, ведро пота пролил. Шумел сильно, а на сцене репетиция. Говорят, Табаков сначала морщился, после не выдержал "фона", раскричался, отменил репетицию. Вот так я невольно помешал маэстро.

- Хорошо, что он тебе иск не вкатил! А вообще можно это сделать, ты легально работаешь?

- Я не один, руковожу бригадой. У нас есть лицензия, заключаем договора, иначе с нами бы не стали сотрудничать. Времена диких шабашников заканчиваются.

- А как долго ты собираешься лазить по трубам и стенам, ведь до старости в вашем бизнесе не удержишься?

- Да, всю жизнь этим не прозанимаешься. Знаю, нужно уйти вовремя, но для меня этот момент еще не наступил. Упремся, разберемся.

Андрей ЧЕЧЕНИН

Добавить комментарий